January 8th, 2014

лечу запор взглядом

Секреты США рассмотрели под микроскопом

В США отсутствует свобода слова, а правительство преследует тех, кто осмеливается разоблачать неправомерную деятельность властей. Такой вывод делает группа экспертов международной инициативы "Постглобализация" в докладе "Непрозрачная Америка: слежка, репрессии и закрытость правительства". Но не агитка ли это в духе "а в Америке негров линчуют".

Якобы "открытое правительство" Барака Обамы сегодня является самым закрытым за всю историю страны и активно применяет в отношении СМИ и их информаторов такие репрессивные меры, как слежка и аресты", — пишут авторы доклада и делают вывод о том, что в американском обществе наметилась тенденция называть открытое освещение деятельности правительства шпионажем, что собственно противоречит демократическим ценностям США. Авторы полагают, что этому повороту способствовал экономический кризис, который выявил многие проблемы внешней и внутренней политики США и усилил истощение денежных ресурсов. Поэтому правительство, вначале заявлявшее о проведении социальных реформ, вынуждено было от них отказаться.

[Spoiler (click to open)]"Оно оказалось консервативным, нацеленным, прежде всего, на защиту интересов финансового капитала, и сохранила во многом курс правительства Буша-младшего. Власти не могли открыто признать всего этого перед миллионами американцев, они маневрировали, сохраняя узкие консервативные задачи, что сделало правительство демократов одним из самых лицемерных в истории США", — пишут докладчики. Заметим, что это несколько упрощенное представление о буржуазной избирательной системе и об американской, в частности, основанной, как в России говорят, на "вере в хорошего царя".

На самом деле, если раньше политическая жизнь Соединенных Штатов описывалась иронично, как "бизнес-вечеринка с участием одной партии с двумя фракциями — демократами и республиканцами", то сегодня это уже только одна фракция, — такой вывод делает американский политолог Наом Хомский. Речь просто идет о том, какой финансовый клан — Ротшильдов или Рокфеллеров — приведет (основываясь на политической конъюнктуре) своего кандидата в президентское кресло.

"Формально в США есть свобода слова, свобода организации собственных партий. Но на самом деле общество там контролируется монополистическими финансовыми капиталами, и это влияние очень сильно, сильнее, чем в любой другой стране, — уверен известный французский политолог Самир Амин. — Эта система дошла до точки кипения. В таких условиях демократия теряет легитимность".

Далее российские докладчики пишут о том, что администрация при Обаме во многом сохранила пропагандистские приемы республиканской администрации. Заметим, что с учетом выше приведенного замечания, это вовсе не удивляет. Удивляют возросшие суммы на ее содержание. В условиях кризиса — "в октябре 2013 года администрация Обамы нашла 445 миллионов долларов" для нужных публикаций. С другой стороны, она постаралась оградить себя от критики: продлила в 2011 году Патриотический акт, принятый после трагедии 11 сентября, и стала активно применять забытый всеми закон "О шпионаже" 1917 года. Эти документы стали основой для организации слежки не только за работающими на государство, но и за журналистами, а также всеми остальными гражданами.

Достаточно признать тему секретной, чтобы любой гражданин, а тем более журналист, попал под расследование, вплоть до проверки на детекторе лжи, прослушивания телефонных разговоров и чтения электронной переписки. Согласно "программе по борьбе с инсайдерством", которая обязательно есть в каждом министерстве, все федеральные служащие обязаны наблюдать за поведением своих коллег, чтобы "не допустить несанкционированное разглашение информации". В итоге вероятен суд с возможным тюремным заключением или "тихое" увольнение. Авторы приводят в пример громкое дело о прослушивании разговоров сотрудников информационного агентства Associated Press в 2013 году. По поводу открывшейся слежки Обама заявил: "Я не буду приносить никаких извинений".

И неудивительно, что ему тогда надо было бы извиняться перед всем народом. Программа слежения Prism, о которой поведал Эдвард Сноуден, является лишь одной из 50 шпионских программ США, которые следят за населением. Все они собирают данные для единой базы. А "скрытый" бюджет только шестнадцати разведывательных служб США составил в отчетном 2013 году более 50 миллиардов долларов, что следует из документа АНБ, также переданного Сноуденом прессе.

Читайте также: Шпион Зайцев против шпиона Сноудена

"Свобода слова в США есть только для тех, у кого есть деньги, спонсоры. Если у тебя есть деньги, то есть и свобода слова — так во всем либеральном мире, — прокомментировал ситуацию американский правозащитник Ираклий Какабадзе. — Очень трудно печатать правду в таких СМИ, как New York Times и Washington Post. Авторов, которые действительно говорят о том, что происходит, вы вряд ли найдете в прессе. Возможность сказать то, что вы думаете, есть, например, в блогосфере. В больших мейнстримовых газетах и журналах же действует цензура".

Но и блогеры сидят в тюрьмах. Например, Баррет Браун находится там с сентября 2012 года и ему обещают срок в 105 лет заключения. "Вина Брауна — в размещении ссылки на взломанный секретный документ. Однако подлинная причина его преследования — это критика и разоблачение администрации. Именно это старается пресечь "открытое правительство" Обамы, сознавая неприглядность своей работы, ее сомнительные в глазах граждан задачи и результаты", — констатирует доклад.

"Американские разоблачители" не пытаются нанести вред своей стране, но стремятся добиться отчетности от "открытого правительства" Обамы, продолжают авторы. Но они преследуются, поэтому у них остался лишь один эффективный вариант борьбы за информирование общества — анонимная передача данных. Именно поэтому стали появляться такие "предатели", как Эдвард Сноуден. Профессор социологии Университета Олбани, эксперт инициативы "Постглобализация" доктор Ричард Лахманн уверен, что подобные искатели правды будут продолжать появляться в США, но они тщательно спланируют свой побег из-под юрисдикции США, прежде чем раскрывать ставшие известными им тайны.

По его мнению, неладно в США и с журналистским корпусом, исчезают профессиональные журналисты. "Больше всего нас должен беспокоить тот факт, что, по сути, в Соединенных Штатах осталось единственное средство массовой информации — газета New York Times, обладающая командой серьезных зарубежных обозревателей, способная задействовать достаточные ресурсы для содержания своих корпунктов по всему миру. Остальные телевизионные каналы, крупнейшие общественно-политические журналы и все другие американские газеты больше не вкладывают в это деньги", — говорит Какабадзе. Однако, учитывая мнение Какабадзе о том, что в New York Times трудно говорить правду, эта мысль тоже не внушает оптимизма.

Но есть и другое мнение. "Понятно откуда идет заказ (на доклад российских экспертов), и белые нитки торчат отовсюду, — сказал "Правде.Ру" Виктор Кременюк, заместитель директора Института США и Канады РАН. — Да, есть, конечно, там свобода слова. Что такое свобода слова- это вещь непростая, это и определенная ответственность, и возможность донести свою точку зрения до общества". Свобода слова — это не Гайд-парк, сказал эксперт, но сразу признал, что цензура в США есть: "Там есть цезура денег и судебная цензура". А доклад — "это агитка, в духе "а вот в Америке негров линчуют". На самом деле там каждый гражданин знает, что он имеет право на свое мнение, и может выражать его там, где захочет", — заметил Кременюк.

Возможно, но "судебная цезура", если пропустит " цензура денег", посадит его за разглашение государственной тайны.

лечу запор взглядом

"Штаты превратились в несвободную страну"

Известный священник, протоиерей, — о Америке, похожей сегодня на СССР накануне распада, о нашей диаспоре, о Павликах Морозовых, о том, чем опасны однополые браки и почему Штаты перестали быть страной мечты.

— Отец Андрей, мы слышали, что вы побывали в США и были поражены многим увиденным там. По сути, для вас развеялись многие мифы, присутствующие у украинцев в отношении этой страны…

[Spoiler (click to open)]

— Я впервые побывал в Штатах. Маршрут моих путешествий случайно совпал с «местами славы» Аль Капоне. В Чикаго он начал свою деятельность, а закончил в Сан-Франциско,  в тюрьме Алькатрас. Мое путешествие тоже началось в Чикаго, а завершилось в Сан-Франциско. Правда, не в тюрьме, слава Богу, а в Форт-Россе, бывшем русском поселении, воспетом в опере «Юнона и Авось». Я ехал в США с неким страхом и трепетом. Сегодня мир очень американизирован и голливудизирован, ходит в джинсах и жует жвачку. Потому, чтобы понять этот мир, нужно понять и саму Америку. Могучая христианская империя, эдакий новый Рим, который прошел период республиканской свободы и вошел в стадию имперского загнивания. Владеющий всем и потихоньку умирающий. Еще хватает легионов на границах, но уже не хватает ума в головах. Основной вывод — Америка перестала быть страной-магнитом. Она уже не притягивает людей серьезного масштаба. Раньше она тянула к себе все самое сильное, интересное, свободное, умное. Да, может, молодежь еще и рвется туда по каким-то своим маргинальным мотивам, но это не то. Америка все больше становится похожа на СССР позднейших времен.

— То есть США — накануне распада, как когда-то Союз?

— Я не могу делать таких выводов. США все еще продолжают быть великой страной. Инерции ее величия еще хватит на какое-то время. Тормозной путь паровоза длиннее, чем велосипеда. Но сроков здесь нет. Все может рухнуть очень быстро. Я не хочу этого падения. Потому что если такой «шкаф» рухнет, то волна будет похлеще цунами, и накроет она и нас в том числе…

— Вы сразу ощутили эту угрозу?

— Я с первых шагов пребывания там почувствовал грусть. Некую «осень патриарха». Поначалу я не мог понять — откуда это? Возможно, оттого, что Америка потеряла свои основы, свое первенство. Взять те же небоскребы. В Абу-Даби сейчас они выше, чем в Чикаго. А ведь именно в Чикаго появились первые небоскребы. Для Америки небоскреб — это черты лица, типаж. Формы, которые сотворил их дух. Я зашел там в храм: внутри поражаешься, как он огромен. А выходишь — и ужасаешься: на фоне небоскребов его и не видно! Так, коробочка стоит среди шкафов. У нас всегда храмы строили выше, чем жилые дома. А у них — дома выше, чем храмы. Все затушевано человеческой гордостью. Да и старого доброго американского миллионера уже нет. Это сегодня вымирающий вид. Миллионером в Америке стать можно. Если работать 24 часа в сутки, не покупать дорогих машин и не разводиться с женой. Этот старый американец не швыряется деньгами, он экономен, даже скуп. Но он хорош. Однако сегодня таких экономных миллионеров становится все меньше. Перемены происходят во всем. И от людей часто слышны фразы: «Кто-то разрушает нашу страну!»

Америку накрыла «карма империй», которая настигла и Рим, и СССР.  Империя не может сидеть тихо — и в этом ее проклятье. Швейцария может, Сардиния может, а империя не может, даже если у нее уже нет прежних сил. Как только она сядет тихо — от нее тут же начнут отгрызать куски.  Например, Аляску или южные штаты. Потому Америка  должна раздражать весь мир и ссориться с ним, доказывая всем, что она еще сильна. Но она падает…

— В чем выражается это падение?

— В Америке запущены в жизнь очень мощные новшества, которые начинают размывать самих ее жителей. Основание общества — это не богатство недр, не география, а люди — с их моральными устоями, принципами, образом жизни. Если человек нравственно здоров — он будет придумывать нравственно здоровые законы. Если же нездоров, он начнет «мутировать» и корректировать прежние законы, либо создавать новые. Иначе ему не выжить. Но вопрос не в экономике, а в том, что мутирует сам человек. Он уже не нуждается в семейственности, пуританской строгости, экономии средств и ресурсов. Прежде в Америке трудно было найти человека, который бы не ходил по воскресеньям в церковь. Они одевались в парадные одежды, потом садились за праздничный стол. Теперь же одевается кто как хочет, в церковь может вообще не ходить, нет общих семейных обедов, а если и есть, то каждый приходит со своим гаджетом и решает свои проблемы. Поколения разрезаны в общении друг с другом. Антисемейственность для Америки критична, потому что она выросла из семейственности. Ощущение перемен в человеческом психотипе очень заметно, особенно после узаконивания однополых браков. По этому поводу меня даже пригласили на Чикагское русское радио. Передача планировалась на 20 минут, в итоге мы говорили больше часа. Телефоны разрывались.

— И что говорили слушатели? Соглашались с этим законом?

—  Только один звонок был «за». Аргументация слушательницы сразила своей логикой: «Церковь сожгла Джордано Бруно, так что теперь не лезьте к людям в постель!» Остальные дозвонившиеся были против, считали, что это грех. Но Верховный суд уже вынес свой вердикт. А с законом в Америке спорить нельзя. Тем более, что во главе гей-колонн идут мэры городов и сенаторы — люди, декларирующие, что власть с ними. Демократия — это власть большинства, но здесь получается, что агрессивно настроенное меньшинство декларирует свои идеи. Критиковать их публично нельзя. Это уголовно наказуемое преступление. Ты слушаешься закона везде и всегда. И тут принимается закон о том, что нужно есть не хлеб, а собачьи экскременты, и только попробуй нарушить!

— То есть о том, что ты против гей-браков, открыто говорить запрещено?

— Да. Казалось бы, я приехал из несвободной страны Украины в свободную страну Америку. Но это не так! Уезжал я с чувством, что уезжаю из несвободной Америки в свободную Украину. Вот в чем парадокс! За десятую долю слов, сказанных по поводу тех же однополых браков, я давно сидел бы в этой «свободной» стране пожизненно! Эта несвобода проявляется даже в мелочах. Например, мне отказались продавать сэндвич за наличные доллары. Никакого кэша, только электронная карта. Это тоже фактор несвободы. В Украине масса проблем, бесспорно. Посмотришь на родину — и обрыдаешься. Но, оказывается, у нас есть вещи, которые ставят нас в гораздо более свободные условия, чем в «свободной» Америке… Наличие «режима» в СССР очень помогло США. На фоне нашего безбожия они «кочегарили» свою веру: у вас веры нет, а у нас есть, вы преследуете верующих, а мы — нет, и так далее. Наше безбожие сильно их поддержало. А сейчас оказалось, что не только мы, но и они безбожники, да еще и какие! Рафинированные!

Происходит некий эксперимент над человеком. Процесс этот продуман и у него достаточно яркие характеристики. Это подмена слагаемого в одном из базовых столпов христианского мира. Согласно римскому праву, семья — это добровольный союз мужчины и женщины и одинаковое участие в божественных и человеческих делах. И вот в этой формуле древнего римского «кодекса» заменили всего одну составляющую: из «добровольного союза мужчины и женщины» семья превратилась в «добровольный союз двух людей». Скоро, видимо, сделают поправку: «союз двух живых существ», и тогда мы придем вообще к кошмару… Представьте, что в формуле закладки фундамента заменили одну из переменных. Выстоит дом? Скорее всего, упадет. Так и с легализацией гей-сообществ.

— Основной тезис защитников геев: «Какая разница, кто с кем спит?»

— С одной стороны, да, ну и спи себе, а с другой — зачем устраивать парады и кричать на весь мир? Меня на радио засыпали вопросами типа: «Мой сын гей. Что мне делать? Я боюсь за своего ребенка!» И этот страх понятен. Извращенная сексуальность имеет страшную силу, которая меняет мозг человека, его взгляд на мир. Человек необратимо меняется. Считается, что сложно излечиться от алкоголизма, еще сложнее — от наркомании, а от искаженной сексуальности не исцеляются. По крайней мере, так говорят психологи. Это ведет к мутации человека. Появляется некий новый человек-мутант. Гомосеки не будут трудиться на полях. Этот фильм о ковбоях-гомосексуалистах, «Холодная гора» — все это «сказки венского леса». Геи не будут пасти коров, обрабатывать землю. Забудьте! Возможно, это будут делать лесбиянки… Словом, это будет иная реальность, в которой нам станет настолько тошно, что мы, скорее всего, либо откажемся жить, либо вообще смиримся. И неизвестно, что из этого будет хуже.

В американских школах уже рассказывается, что пол твой не определен. Твои внешние половые признаки ничего не означают. Пол не дан тебе от рождения, ты выбираешь его сам, как свободный человек. И даже будучи мальчиком по плоти, ты можешь пол поменять. Или выйти замуж за мужчину, или быть бисексуалом. Дети все это приносят домой, рассказывают, после чего родители становятся на уши. Сделать они ничего не могут. Если папа достанет ремень и скажет: «Я тебе сейчас покажу!» — ребенок  тут же ткнет тебе телефоном служб по борьбе с насилием и подаст на тебя в суд. Телефоны эти висят на всех заборах, словно 911. Павлик Морозов теперь живет в Америке. Он туда переселился. Там папа дал ему мобильный телефон, и теперь он стучит по нему же на папу.

— И какой выход видят люди?

— Кто-то вообще не водит ребенка в школу, а обучает на дому. Это сейчас очень распространено в США. Либо отдают в католические учебные заведения, что является очень престижным. Причем даже неверующие. Но там жесткая дисциплина, и не каждый ребенок это выдержит. Законопослушность и толерантность обернулись концлагерем. Приняты законы, запрещающие антигейпропаганду. О том, что это грех, — нельзя говорить за пределами храма, да и в самом храме. Везде есть стукачи. Не только Павлик Морозов уехал из России, с ним, похоже, целая бригада уехала. Они там тоже стучат, доносят и могут так защемить тебе жизнь, что не обрадуешься. Опять же, как в старом добром СССР...

Америка — протестантская страна. И на правах «хозяев» протестанты позволяют сказать, что против легализации однополых союзов. Но уже есть ряд прецедентов, когда священников за проповедь о том, что гей-сообщества — это грех, привлекли к уголовной ответственности. Есть много случаев, когда наши переезжают в Америку вместе с детьми подросткового возраста, и через годик-два обнаруживают, что у детей — нетрадиционная ориентация.

— Что, открывают в себе новые гей-таланты?

— Настоящее талант-шоу! Конечно, родители сходят с ума. Дети мучаются, а потом под давлением социума, который говорит: «Да ты чего? Все клево!» — начинают вести иную жизнь. И все. Катастрофа. Такая свобода  нравственно развращает и в конце концов убивает. Потому не стоит преклоняться перед всякой свободой. 

Еще одна из характеристик нынешней Америки – это «зауживание» человека. Превращение его в мох, у которого нет корней. Кустарник сломаешь — но корни все равно отростки пустят. А мох соскоблишь – и нет его. Для пиццы плоское тесто – хорошо, а для человека культурная тонкость отвратительна. Но кто-то хочет превратить человека в пиццу. Это, может, родилось из недр самого свободного человека, который вдруг решил: «Зачем мне задумываться? Зачем мне вся эта метафизика?»

— Как в этом всем обретается наша диаспора?

— В Чикаго огромная украинская диаспора. Кстати, они могут на тебя в суд подать, если скажешь что-то про Украину нехорошее. На радио был инцидент, кто-то что-то сказал о памятнике Бандере, так за десять минут вокруг здания выстроилась бригада местных националистов с транспарантами. Пришлось даже вызывать вооруженную полицию. Кстати, песню «У Львові дощ» на Чикагском русском радио заказывают ежедневно! Такой же хит, как «Мурка» на Таганке. И в Чикаго, и в Сан-Франциско я, ради интереса, заходил в украинские рестораны. Карикатура редкая. Эта игра в Украину под небом Иллинойса — такая пошлость, слов нет! Зашел туда, а потом с горя пошел пить пиво в китайский ресторан. Чтоб смыть послевкусие. А их украинский язык с американским акцентом — это что-то нездоровое! Вначале они за твоей спиной гнут жуткие маты по-русски, а потом поворачиваются к тебе и с улыбкой говорят: «Кен ай хелп ю?» И тут твоя задача — не выдать, что ты все понял. Вообще эмиграция  —  это грустное явление. Мышление эмигранта заключается в одном: «Сейчас, немножко посижу еще и уеду. Еще немножко. Еще немножко» И в итоге, пока жил «еще немножко» — ничего не сделал, а жизнь прошла. Никакой идеологии в пребывании в Америке нет. Есть привычка. Эмигрант  — это обидное, позорное, и самое страшное — бесплодное явление.

Кстати, наоборот, американцы стали уезжать в другие страны. В Сан-Франциско один из церковнослужителей рассказал о своем сыне, который познакомился с девушкой из Беларуси и поехал туда на Пасху. Вернувшись, этот американский парень, выросший на гамбургерах, баскетболе и других американских благах, сказал родителям: «Я здесь больше жить не хочу. Хочу в Беларусь, потому что там все только начинается. А здесь скучно. Здесь все заканчивается». Мама была в шоке, а папа сказал: «Ну, если хочет, пусть потрудится». Но эта история уже из Сан-Франциско, а это другая сторона Атлантики.

— Чем запомнился Сан-Франциско?

— Там часто можно встретить такие немного апокалиптичные таблички «The end of land» (конец земли). Там резкие обрывы без ограждения, с которых можно упасть прямо в океан. Вообще, Калифорния— самый свободолюбивый штат, мать всем мерзостям земным. Альма Матер всех свинств. И там тоже было довольно грустно. Город в своей старой части низенький, ничего захватывающего там нет. Много китайцев. Я всегда считал их трезвой нацией, а там они пьют по-черному, из кафе просто выползают, причем часто один на другом. Дикое зрелище. Зато там есть и места паломничества — к мощам святого Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского, монаха из СССР. О нем можно рассказывать часами. Его мощи — место паломничества.

— А что вас по-хорошему удивило в Америке?

— Удивил Форт Росс — крайняя западная точка русского пребывания на континенте. Когда наши осваивали Аляску, то спустились вниз по тихоокеанскому побережью до испанской границы. Там есть место с русскими топонимами, например, Русская ривер (Русская речка). И сейчас там много русских церквей, правда уже не действующих, потому что умерли старые эмигранты. Одно из немногих мест, где русских любят. Местное индейское племя кишайя и алеуты всегда говорили: американцы нас насиловали, испанцы пытали, а русские нам платили. Потому русских любили. Это такая рекреационная зона. Но ЮБК лучше, чем Калифорния. У нас гораздо красивее природа, мягче климат, а по смеси теплоты, природных запахов и растительных красот Крым однозначно лучше. И это непредвзято.

— Так уж мы сильно отличаемся от американцев?

— У нас есть свои яркие черты, которые делают нас уникально свободным народом. Мы находимся в области науки, культуры, мышления, ценностей христианского мира на более благоприятном полюсе. У нас меньше гражданских свобод и материальных благ, но сохранился нравственный код. Мы все еще «хордовые». Путь к медузе без нравственного позвоночника, которую несет по течению, у нас еще затруднен наличием хорды.

— Хотя многие мечтают вытащить из себя эту хорду, чтоб побыстрее стать медузой…

— Хотят, не спорю. Тем полезнее нам опыт этого «оплота демократии», который внутри совершенно проеден червями. Нам просто нужно более по-хозяйски относиться к своему месту работы, к месту жительства и людям, которые рядом с нами живут. Не нужно ни от кого ничего ждать. Ждать — не повод ничего не делать. Нельзя быть эмигрантами в своей стране. И не стоит обезьянничать или копировать. Нужно создавать свое.

Батюшка и публицист

Отец Андрей — известный миссионер, телеведущий, публицист. Настоятель храма прп. Агапита Печерского в Киеве, сотрудник Миссионерского отдела УПЦ. Один из тех, кто смело говорит то, что думает. Ведущий телепередач «На сон грядущим», «Сад божественных песен», автор журнала Ионинского монастыря, колумнист газеты «Сегодня». Женат, отец четверых детей.

http://www.segodnya.ua/print/ukraine/Otec-Andrey-Tkachev-SHtaty-prevratilis-v-nesvobodnuyu-stranu-450050.html

лечу запор взглядом

Golden 25 в мировом спорте

Американское аналитическое агентство Around the Rings опубликовало ежегодный рейтинг-прогноз 25 самых влиятельных людей в мире спорта на 2014 год — Golden 25. 18-й по счету список Golden 25 стал успешным для России: впервые в нём представлены сразу четыре наших соотечественника.

Вторым по влиятельности человеком в олимпийском движении на 2014 год стал президент России Владимир Путин, сообщает Агентство спортивной информации «Весь спорт». Американские аналитики выше него поставили только главу Международного Олимпийского комитетаТомаса Баха.

Впервые в Golden 25 появился член МОК от России, четырёхкратный олимпийский чемпион Александр Попов — он на 20-м месте. Заместитель председателя правительства РФ Дмитрий Козак и президент Оргкомитета «Сочи-2014» Дмитрий Чернышенко, ответственные за организацию зимних Олимпийских игр 2014 года, разделили шестую позицию.

Третьим после Баха и Путина стоит в списке Golden 25 президент Международной федерации футбола Йозеф Блаттер (Швейцария), пятая в рейтинге — президент Бразилии Дилма Русефф (напомним, что ее страна примет летом чемпионат мира по футболу), на почетном 8-м месте — венгр Мариус Визер, глава Международной федерации дзюдо и президент SportAccord.

Из других чиновников и функционеров, попавших в список, стоит упомянуть британца Крэйга Риди, вице-президента МОК и главу Всемирного антидопингового агентства (у него 10-е место), немкуКлаудиа Бокель, председателя комиссии спортсменов МОК (14-е место), американца Мухтара Кента, президента и генерального директора компании Coca Cola, испанца Хуана Антонио Самаранча-младшего, члена МОК (22-е место), а также швейцарца Рене Фазеля, члена МОК и президента Международной федерации хоккея на льду (25-е место).

http://ainbnews.su/V-mire/putin-vtoroj-po-vliyatelnosti-v-mire-sporta.html

лечу запор взглядом

Шаловливые ручонки Борюсика Эйдмана.

"Вчера бывший первый вице-премьер и нынешний оппозиционер Борис Немцов прокатился в Швейцарию. К помилованному Михаилу Ходорковскому. Говорили за жизнь и «совершенно не обсуждали вопросы финансирования оппозиции». И даже фоточку совместную сделали, которую Немцов в срочном порядкеразместил в своем ФБ. ..."

http://costas07.livejournal.com/


Кошелёк есть? А если найду?

(фото:http://russky-narod.livejournal.com/)





 
лечу запор взглядом

ВЕЛИКИЙ и МОГУЧИЙ РУССКИЙ ЯЗЫК !! (Норвежские учителя бьют тревогу.)

Либеральная миграционная политика норвежских властей привела к тому, что школы в Норвегии стали интернациональными. Однако несмотря на всю европейскую толерантность, обучение пока ведётся не на арабском, не на урду и даже не на английском, а всё ещё на норвежском, и то, что половина учеников не понимает, что говорит учитель, мало кого волнует – дети кучкуются по национальному признаку, и пока черноволосые детишки играют в дальнем углу в свои игрушки или молятся там своему аллаху, белобрысые внимательно слушают учителя.
Всех такое положение устраивало до тех пор, пока во многих норвежских школах не стали появляться русскоязычные дети. Будучи расово европейцами, они, естественно, больше тяготеют к норвежским сверстникам, чем к арабским. Однако далеко не все они к моменту поступления в школу знают норвежский язык. Впрочем, и норвежские дети к своим шести годам не так уж хорошо владеют родным языком, поскольку говорить начинают позже русских – до четырёх лет они ходят в памперсах с соской во рту.
И вот когда встаёт вопрос, на каком языке им общаться, дети безошибочно выбирают именно русский, и уже через неделю пребывания в классе русского первоклассника учителей перестают понимать не только арабчата, но и коренные норвежата, а на задаваемые им вопросы начинают отвечать по-русски, искренне недоумевая, почему их не понимают учителя.
Конечно, родителей русских детей вызывают в школу, отчитывают их за поведение ребёнка, но и сами родители, сказав пару слов по-норвежски, переходят на английский – его в Норвегии знает почти каждый. Ещё большую тревогу вызывает ситуация в детских садах – там, где норвежские дети и произносят свои первые слова. Если в детсадовской группе окажется хоть один русский ребёнок, по-русски будет говорить вся группа.

Феномен перенимания детьми русского языка отмечен не только в школах и детсадах Норвегии, но и в Германии, Бельгии, Канаде и, естественно, в Израиле. Причём в Канаде в районах смешанного проживания квебекцев и англо-канадцев русский в детских коллективах становится зачастую языком межнационального общения чилдренят и гарсонят.
(
http://anaga.ru/russkii-perenimajut.html)

http://takie.org/news/norvezhskie_deti_perenimajut_russkij_jazyk_u_russkikh_druzej/2014-01-08-8325