August 5th, 2014

Буря... Скоро грянет буря..

От Владимира Корнилова...

Оригинал взят у gwinplane в От Владимира Корнилова...
Украинская журналистика давно уже достигла уровня плинтуса. Но каким-то неимоверным образом продолжает опускаться и опускаться ниже и ниже...
Сейчас звонит некая журналистка с одного украинского сайта и просит меня прокомментировать стремление Калининграда, Сибири, Кубани к "федерализации", спрашивая: "Как вы оцениваете возможность федерализации России?". Я ей ответил примерно следующее: "Наталья! Вы там в Киеве настолько уже запуганы термином "федерализация", что даже не задумываетесь над его значением!
Вы вообще, можете себе представить, как можно федерализовать федеративное государство?
Вы вообще понимаете, что федерализация Российской Федерации невозможна, поскольку она уже Федерация?"
Девушка обиделась и бросила трубку... Наверное, больше никогда не позвонит... Боже, какое ж счастье!
Буря... Скоро грянет буря..

"Мысли" великих"

"Чем старше человек, тем больше ему лет".



А сегодня в завтрашний день не все могут смотреть. Вернее, смотреть могут не только лишь все. Мало, кто может это делать.

От Билла Клинтона?… Э-э… Будь проще и говори на понятном… на понятном языке люд.., людз.., на понятном языке… для людей языке. Потому что очень многие политики стараются говорить на такой фер… терминологии и так умно, что… там можно час слушать, а потом… э, спросить его, что ты понял из всего этого сказанного, и человек не может абсолютно ничего пересказать .

В Одесской области город, пятьдесят километров, недалеко... Пятьдесят километров...
Знаете, не в километрах расстояние измеряется. Два часа! Пятьдесят километров нужно ехать два часа

Буря... Скоро грянет буря..

Гидроцефалия...

Минобороны РФ обеспокоено отсутствием у Джен Псаки
элементарных географических знаний

Псаки заявила, что в Вашингтоне "глубоко обеспокоены планом России провести крупные учения военной авиации в районах, прилегающих к Украине



По словам официального представителя Минобороны, в ведомстве "зачитываются очередными высказываниями официального представителя внешнеполитического ведомства США о проходящих учениях ВВС России в Астраханской области и выражают обеспокоенность отсутствием элементарных географических знаний у госпожи Дженнифер Псаки".

"Полигон Ашулук в Астраханской области находится почти в 1 тыс. км от российско-украинской границы", - напомнил официальный представитель Минобороны.

"Поэтому, при подготовке подобных заявлений, прежде чем будоражить мировую общественность, было бы полезным изучать не только информацию из социальных сетей, но и обращаться к официальным источникам, например, сайту Минобороны России в сети интернет и географическому атласу", - порекомендовал представитель ведомства.

http://itar-tass.com/mezhdunarodnaya-panorama/1361308

Буря... Скоро грянет буря..

Ух... КАК корёжит УБЛЮДКОВ.

Лишняя деликатность вредна, особенно, когда имеешь дело с русскими. Им нужно прямо говорить, что тебе нужно. Скажем, когда президента Рейгана однажды попросили объяснить, в чем цель холодной войны, он ответил: «Мы выигрываем, они проигрывают».

[Spoiler (click to open)]

Что ж, как сказал бы тот же самый президент: «Теперь опять придется по новой».

Когда в прошлом месяце над Украиной был сбит авиалайнер компании Malaysia Air, всем, — и президенту Обаме, и даже некоторым беспечным европейским лидерам, — наконец, стало понятно то, что им давно пора было понять: российский президент Владимир Путин — серьезная угроза миру во всем мире.

Теперь президент и его европейские коллеги с запозданием, зато аккуратно и ловко, вводят финансовые санкции против российских энергетических компаний, банков и даже ряда отдельных российских миллиардеров — так называемых олигархов. Это правильная стратегия, однако задачу санкций лидеры определяют неправильно.

Судя по заявлениям президента, представителей администрации и европейских лидеров — в том числе британского премьер-министра Дэвида Кэмерона и канцлера Германии Ангелы Меркель, — санкции направлены на то, чтобы наказать Путина и заставить его понять, как сильно он ошибся. Если говорить конкретнее, западные лидеры хотят, чтобы он удовлетворился Крымом и не пытался сожрать остаток Украины. Кроме того, им важно, чтобы он ограничился украинскими делами и не начал угрожать независимости других европейских стран — например, Латвии и Эстонии.

Ну что тут скажешь: если знание европейской истории — а также детство, проведенное в бруклинском школьном дворе, а не, скажем, в самой элитной частной школе на Гавайях, — чему-то может научить, то, в первую очередь тому, что негодяев вроде Путина невозможно остановить наказаниями, а собственных ошибок они не осознают. Подонки хорошо умеют переносить боль, и неспособны изменить свое поведение. Они продолжают в том же духе, пока кто-нибудь не успокоит их — раз и навсегда — хорошим нокаутом.

Соответственно, целью наших санкций должно быть одно — заставить тех русских, на которых держится власть Путина и которые терпят Путина у власти, отправить его в нокаут.

Kaiser Aluminum или Киев?

Чтобы заставить этих русских действовать — и обеспечить, таким образом, успех стратегии санкций — необходимо как можно скорее расширить уже возникший разрыв между их финансовыми интересами и политическими амбициями Путина. Руководство российских корпораций не интересуют ни Украина, ни безумные мечты Путина о возрождении империи Романовых. Они сражаются в переговорных, а не на поле битвы. Враждебное поглощение Kaiser Aluminum им было бы куда интереснее, чем взятие Киева. Российский олигарх — один из самых наглых, самовлюбленных и несимпатичных типов миллиардера в истории. Старое словечко нувориш для них выглядит слишком слабым. В жизни их волнуют исключительно их яхты, их самолеты и их любовницы — фигуристые блондинки-шопоголички, которых они держат в своих дорогих квартирах в Лондоне, в Нью-Йорке и на Ривьере и любят показательно выводить в роскошные рестораны.

Готовы они отказаться от всего этого ради Донецка? Или, может быть, ради Риги или Таллина? Вы шутите?

Именно поэтому санкции сработают, если президент и его европейские коллеги продолжат закручивать гайки, если они продолжат мешать деловой активности российского бизнеса (например, блокируя ему доступ к капиталу), и если они продолжат осложнять жизнь российским плейбоям-олигархам — скажем, блокируют их кредитные карты и не позволят их частным самолетам садиться в западных аэропортах. Главное, чтобы президент и европейские лидеры не прекращали повторять русским — публично и в открытую, — что все это закончится, как только Владимир Путин навсегда покинет Кремль.

Россия после Путина вряд ли станет демократией в западном стиле — по крайней мере, вряд ли станет такой сразу, — однако без Путина она не будет больше угрожать миру. Дело в том, что сейчас Россия больше похожа на латиноамериканскую диктатуру 1950-х годов, чем на СССР. Советский Союз был сверху донизу полицейским государством, в котором Коммунистическая партия во главе с Политбюро контролировала все аспекты частной и общественной жизни по всей стране. Когда один генеральный секретарь сменял другого, менялось не так уж много. Нынешняя Россия ближе к театру одного актера. Хотя Путину нравится считать себя новым Сталиным, он, скорее, напоминает аргентинского диктатора Хуана Перрона (правда, с ядерной бомбой). Крайне маловероятно, что его преемник, кто бы им ни стал, продолжит его политику и будет нападать на Украину или как-нибудь иначе угрожать европейской политической стабильности. Конечно, едва ли Путина сменит кто-то из восходящих демократически мыслящих российских суперзвезд — таких, как бывший чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров. Однако почти наверняка нового лидера России будет заботить, как удержать на плаву российскую экономику, а не как возродить империю Романовых.

Путин — это их проблема, а не наша

Проще говоря, мы должны дать российским олигархам и топ-менеджерам, против которых направлены западные санкции, понять, что Путин — это их проблема, а не наша. Возможно, эти люди не обладают политическим гением и возвышенным патриотизмом наших отцов-основателей, но они — не идиоты. Скорее всего, им не потребуется много времени, чтобы собраться для тихого разговора — например, в московском офисе или, что более вероятно, на яхте где-то у Лазурного берега, — чтобы... ну, скажем, решить, что будет лучше для будущего России.


Так как деликатность с русскими не работает, президент и его европейские коллеги должны дать этим людям абсолютно ясный сигнал о том, что нас не интересует, как именно они будут решать проблему Путина. Если они смогут убедить старого доброго Владимира покинуть Кремль с воинскими почестями и торжественным салютом, — отлично. Если Путин слишком упрям, чтобы понять, что его карьера закончена, и из Кремля его можно вынести только вперед ногами с дыркой в затылке — нас это тоже устроит.

Мы не будем возражать и против черного юмора... Например, когда Путин в следующий раз будет возвращаться в Москву после очередного визита к своим кубинским, венесуэльским или иранским друзьям, его самолет вполне могут сбить какие-нибудь сомнительные повстанцы, в руки к которым непонятным образом попала ракета «земля-воздух».


Герберт Мейер при президенте Рейгане был специальным помощником директора ЦРУ и вице-президентом Национального разведывательного совета при ЦРУ. Он — автор двух книг: «Как анализировать информацию» («How to Analyze Information») и «Лекарство от бедности» («The Cure for Poverty»).

Оригинал публикации: How to Solve the Putin Problem

Опубликовано: 04/08/2014 17:51

http://inosmi.ru/world/20140805/222150350.html?dawe

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20140805/222150350.html?dawe#ixzz39WGf651s
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook
Буря... Скоро грянет буря..

Близок час расплаты..

Крупные нефтяные и газовые компании США вынуждены занимать все больше и больше в целях поддержания высоких темпов бурения. Об этом свидетельствуют данные Управления энергетической информации США.

[Spoiler (click to open)]Рост расходов энергетических компаний, в частности в США, начался примерно с 2010 г., когда сланцевая революция пошла на спад.

Крупные компании, получившие доступ к богатым месторождениям Баккен и Eagle Ford, начали бурение в бешеном темпе.

Необходимые значительные расходы были компенсированы ростом цен на нефть, что позволяло компания расширять свои операции, не прибегая к значительному увеличению долга.

Но после нескольких лет роста мировые цены на нефть начали стабилизироваться, с 2011 г. они остаются относительно стабильными. В 2013 г. волатильность цен была минимальной с 2006 г.

И в 2014 г. цены на нефть изменялись удивительно умеренно, учитывая рекордный уровень мирового спроса и геополитическую напряженность по всему миру. На фоне того, что стоимость Brent составляет $100-120 за баррель, а WTI – $90-105 за баррель, доходы нефтегазовых компаний выровнялись, а вот расходы продолжают расти.

Средний доход от буровых работ в 2012-2014 гг. составил $59 млрд, что близко к 2010-2011 г., а от расходы составили $136 млрд. Зияющую пропасть между расходами и доходами можно закрыть только за счет увеличения долга.

В частности, для компаний, работающих на сланцевых месторождениях, объем долга за четыре года вырос в два раза, а выручка – только на 5,6%.

Конечно, принимать на себя долговые обязательно можно, особенно если они используются для инвестирования в новые источники производства и роста. Но налоговое законодательство США разрешает компаниям отложить выплату налогов на миллиарды долларов, поддерживая повышенный уровень расходов.

Энергетические компании могут использоваться "амортизационную премию", то есть списать амортизацию можно в течение одного года. Ожидался эффект стимулирования расходов, то есть компании могут использовать полученную выручку сразу же.

В результате многие компании имеют значительные отложенные налоговые обязательства. По сути, эти компании финансируют значительную часть своего бизнеса за счет беспроцентных займов от американских налогоплательщиков.

Нефтяные и газовые компании уже платят меньше уровня, установленного законом. Прибыль компании облагается налогом в 35%, но у ExxonMobil, например, эффективная налоговая ставка в 2009-2013 гг. составляла 19,3%.

Но этот праздник подходит к концу. Льготы по амортизации истекли в конце 2013 г., хотя конгресс рассматривается вопрос о частичном продлении. Налоги могут быть вновь отложены, но осуществить налоговые платежи рано или поздно все равно придется.

Кроме того, большая часть роста долга была достигнута на фоне низких процентных ставок. Но ФРС скоро закончит программу выкупа активов, и это приведет к более высоким процентным ставкам. Это может резко повысить стоимость бурения.


Но что еще более важно, когда добыча нефти и газа перестанет расти, для энергокомпании с большим объемом задолженности настанет час расплаты.

http://www.vestifinance.ru/articles/45566
Буря... Скоро грянет буря..

Пособник карателей.



ГСМ, которые он собрался поставлять Киеву, могут пойти не на уборку урожая, а в войска....

.....Перед этим и белорусские, и украинские СМИ сообщали, что спецэкспортер нефтепродуктов «Белорусская нефтяная компания» (БНК) уведомила украинских контрагентов о невозможности поставок топлива в объемах, предусмотренных в договорах, по причине того, что белорусские НПЗ в Новополоцке и Мозыре становятся в августе на плановый ремонт.

Ранее Украина, возможно, этот ремонт пережила бы. Но теперь она воюет, и нефтепродукты нужны не только для уборочной кампании, но и для армейской бронетехники.

И комбайны с тракторами, и танки с БТР работают на дизельном топливе. Кто там потом разберет, куда оно пошло – на пшеничные поля или на поля сражений в Донбассе?

[Spoiler (click to open)]

Лукашенко же всегда демонстрировал особое расположение к нынешним украинским властям: выступал против федерализации востока страны, называя ее «дуростью», заявлял, что не бросит соседей в беде и поможет чем сможет. Дескать, побоку политику, мы соседи и должны взаимно торговать. Иными словами, деньги от фашистского режима пахнут точно так же, как и деньги от демократического, то бишь никак.

Но проблема здесь не только моральная. Существенно нарастить поставки бензина Белоруссия может только в ущерб российским интересам. Если Украина получит больше ГСМ, то, соответственно, Россия – меньше. Или меньше достанется Белоруссии, но Батька вряд ли станет жертвовать интересами своего крестьянства ради чужого. Не станет он нарушать и обязательства перед европейскими потребителями. Остается Россия.

Предыстория состоит в том, что белорусские НПЗ получают беспошлинную нефть из РФ. Москва много раз пыталась обложить ее пошлиной, но Лукашенко со скандалами отбрыкался. Теперь по межправительственному соглашению Минск обязан возвращать часть нефтепродуктов в Россию.

Расклад следующий. Каждый год в Белоруссию поступает беспошлинно до 22 миллионов тонн российской нефти. Только 7 миллионов тонн из них идет на внутреннее потребление, остальное перерабатывается и отправляется на экспорт. И уже с него Минск обязан заплатить пошлины в российский бюджет.

В идеале Россия и сама могла бы перерабатывать и экспортировать эти объемы, но надо же поддерживать союзное государство, которое нередко саму Россию не поддерживает (Минск не признал Южную Осетию и Абхазию, например).

Ежегодная помощь Белоруссии от России составляет 2 миллиарда долларов, а с учетом увеличения с 1 февраля российской пошлины на импорт нефти безвозмездная помощь Белоруссии выросла до 2,3 миллиарда долларов.

Являясь партнером России по ТС и регулярным получателем как возмездной, так и безвозмездной помощи из Москвы, Минск в этот раз своими нефтепродуктами может поддержать страну, которая отказалась от вхождения в ТС и проводит отчетливую антироссийскую политику, – Украину.

Лукашенко не называет цифр, но существенно нарастить поставки ГСМ Киеву можно только в ущерб российским интересам и ее топливному рынку. Где же смысл?

«Скорее всего, это попытка Минска шантажировать Москву с целью получить некоторые финансовые преференции. Белоруссия достаточно часто так делает, особенно когда ситуация в ее экономике сложная», – предполагает ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов, которого цитирует «Взгляд». И перечисляет белорусские проблемы: Минск испытывает трудности с ликвидностью, идут сложные переговоры с российским «Уралкалием», он добивается выдачи Москвой новых кредитов и финансовой помощи.

С другой стороны, сильно надавить на Россию у Минска никогда не получалось и не получится теперь. Белоруссия сильно зависит от рынка России, ее нефти и газа, посему Лукашенко вряд ли пойдет на сотрудничество с Украиной в ущерб России. Украина-то, конечно, возьмет бензин и прочее из нефти, сколько ей ни дай, но заплатит ли? Посчитает ли цену «справедливой» или станет потом судиться, скушав сначала сколько можно на халяву?

«Есть большие риски неплатежей за топливо со стороны украинских сельхозпроизводителей. Они серьезно перекредитованы, и не факт, что им удастся реализовать весь товар в России. А для выхода на европейский рынок потребуются переход на европейские стандарты и время», – говорит Абзалов.

Некоторые эксперты, несмотря ни на что, по-прежнему настроены к Украине очень дружелюбно. «У нас нет задачи заморозить или обезглавить Украину. Для чего нужны нефтепродукты? Чтобы собрать урожай, чтобы население с голоду не умерло. Мы же не против украинского народа. Поэтому от того, что Порошенко и Лукашенко договорились, никакого ущерба России не будет. Более того, доход будет и для белорусского, и для российского бюджетов», – заявляет директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

Примерно так же рассуждал и «Газпром», когда поставлял воюющей с собственным народом хунте газ до середины июня, имея на руках неоплаченные счета за предыдущие полгода. Чем больше времени проходит с того момента, тем более удивительным кажется этот факт. Что это было? На руководителей газовой монополии нашло затмение?

Хорошо бы сейчас не повторить те же ошибки. Судя по информации из Госдумы, депутаты правильно понимают ситуацию, называя обещания президента Белоруссии помогать Украине нефтепродуктами «недружественными» по отношению к РФ. В частности, депутат от ЛДПР Роман Худяков предложил российским властям в случае оказания Белоруссией помощи Украине остановить поставки нефти в Белоруссию.

Худяков уверен, что белорусские власти не могут не понимать того факта, что нефтяной поддержкой будут оказывать содействие уничтожению братского народа Украины, поскольку «Украина с помощью этих горюче-смазочных средств заправляет танки, бронетранспортеры и другую военную технику, которая участвует в боях в Донецкой и Луганской областях», говорит он.

Буря... Скоро грянет буря..

Что же сказал Тимченко?

Публицист Виктор Милитарев — о том, чего либеральная общественность не заметила в интервью Геннадия Тимченко

Интервью Геннадия Тимченко, которое уже какие сутки истерически обсуждает либеральная общественность, является прежде всего ответом на решение Гаагского суда по делу ЮКОСа. В этом интервью сказаны очень важные слова, совершенно не замеченные либеральной общественностью, увлекшейся выяснением степеней родства между лабрадоршами Геннадия Тимченко и Владимира Путина.

Впрочем, невнимательность либеральной прессы абсолютно естественна. Наши журналисты имеют ментальность репортеров светской или криминальной хроники, часто отягощенную графоманскими притязаниями на роль «большого писателя». При такой психофизиологической конституции места для аналитического мышления просто не остается.

Что же сказал Тимченко?

[Spoiler (click to open)]

Во-первых, он публично подтвердил, что сделка по продаже крупнейшей нефтетрейдинговой компании «Ганвор» готовилась им заранее. Таким образом, становится окончательно понятно, что решение о деофшоризации российской экономики было принято вовсе не «после Крыма», а гораздо раньше – «после Кипра». Когда стало ясно, что западный истеблишмент собирается справляться с собственными трудностями за наш счет.

Во-вторых, Тимченко практически сформулировал то, что можно было бы назвать «наш ответ на санкции». Он заявил о будущем банке БРИКС и о переходе на юань в международных расчетах. И в устах Геннадия Тимченко это звучит, скажем так, более весомо, чем в устах Сергея Глазьева.

Наконец, в-третьих, Тимченко заявил о том, что готов передать свои основные активы в руки российского государства.

Таким образом, нам дали понять, что Россия готова к созданию альтернативных «вашингтонскому консенсусу» международных финансовых институтов, и что контроль государства за топливно-энергетическим сектором будет еще больше укрепляться.

Впрочем, и та часть интервью Тимченко, которая формально относится к компетенции светских хроникеров осталась абсолютно непонятой нашими либеральными гигантами мысли. До них не дошло, что в «светской» части интервью Тимченко продемонстрировал, так сказать, «новый дресс-код», которого должен теперь придерживаться крупный и тем более сверхкрупный российский предприниматель при публичных выступлениях.

Я имею в виду две темы. Как надо реагировать на санкции и как надо освещать социальный вопрос. Тимченко рассказывает о дискомфорте, который принесли ему и его семье американские санкции, и при этом делает два утверждения.

Во-первых, этот дискомфорт не столь уж сильный, а во-вторых, ради Родины можно и больше потерпеть. То есть нашей бизнес-элите предлагается воспринять традиционные интонации английской аристократии с ее «уменьшительной»  сдержанностью в реакциях и патриотизмом.

Социальная же тема в интервью Тимченко выражена в подробном рассказе о благотворительной деятельности, которой занимается и он сам, и его семья.

При всей моей холодности к российской финансово-торговой элите не могу не отметить, что такой «дресс-код» мне нравится гораздо больше, чем всем известные запальчивые самооправдания Авена или Коха.

Ну, а риторика «благородной сдержанности» смотрится очень выигрышно на фоне недавней публичной истерики либерального Николая Ускова, которому, казалось бы, западные санкции наносят гораздо меньший ущерб, чем Геннадию Тимченко.

В любом случае в ситуации, когда за границу у нас выезжают в течение года не более 2 миллионов человек, риторика Геннадия Тимченко сильно больше способствует социальному миру, чем риторика Авена, Коха и Ускова, вызывающая у большинства населения острое желание «немедленно раскулачить эту сволочь».

При том, что мы понимаем, что линия на дедолларизацию и деофшоризацию нашей экономики задумана и начала реализовываться уже несколько лет, но невозможно не заметить, что американские санкции чрезвычайно положительно воздействуют как на стратегию экономической политики в России, так и на риторику публичных выступлений представителей крупного бизнеса.

Так что еще парочка-другая санкций, и я надеюсь услышать от представителей близкого к власти бизнеса, если не утверждение о том, что залоговые аукционы являлись притворной сделкой, то хотя бы тезис о том, что при помощи залоговых аукционов государственные активы были скуплены за бесценок, и, следовательно, справедливость требует обложить бенефициаров этих аукционов чрезвычайно высоким компенсационным налогом.

Единственный вопрос, на который я не получил ответ в интервью Геннадия Тимченко, это вопрос об электронных платежных системах. Тимченко говорит, что после того, как «Виза» и «Мастер-кард» заблокировали его счета и счета его банка, он стал пользоваться электронной карточкой китайской системы «Юнион».

Так вот, из интервью совершенно непонятно, где и как можно приобрести такую карточку. Особенно в ситуации санкций против Сбербанка. Хотя говорят, что скоро начнется выпуск уже чисто российских карточек Сбербанка, хотелось бы уже сегодня услышать развернутое описание процедуры перехода на новую платежную систему и компетентные экспертные оценки такого описания. Можно считать, что я таким образом формулирую социальный заказ на интервью крупнейших российских предпринимателей.



http://izvestia.ru/news/574880#ixzz39X0i1izg